Previous Entry Share Next Entry
Болезни Сталина
дверц
umorin

ч 4

.

.
"Пришли к Маргарет Меркель черти.
- Что вам надо?
Черти:
- Дык вот Сталин умер и в Ад попал.
- А от меня-то вам что?
- Дык, теперь мы беженцы".
.

.

Такая болезненная подозрительность создала в нём общее недоверие и к выдающимся партийцам, которых он знал годами. Всюду и везде он видел «врагов», «лицемеров» и «шпионов.
Вследствие необычайной подозрительности Сталина, у него даже появилась нелепая и смехотворная мысль, что Ворошилов был английским агентом. (Смех в зале.) Да, да, — английским агентом. В доме Ворошилова была даже сделана специальная установка, позволяющая подслушивать, что там говорилось.
.

.

"Сталин звонит Жукову:
- Таварищ Жюков, до нас дошли свэдэния, что ви являэтесь
врагом народа!
- Да вы что, товарищ Сталин, это какая-то ошибка...
- Харашо, ми разбэремся. Ложитесь спать. Спакойной ночи.
Вешает трубку и думает: ``Кому бы еще пожелать спокойной ночи?"
.

.

Нейрохирург и историк Берт Эдвард Парк приводит несколько примеров, которые по его мнению подтверждают, что после войны у Сталина крайне усилилась подозрительность. В одном разговоре с Жуковым, Сталин признался, что боится собственной тени. Во время ужина с членами Политбюро, он неожиданно обвинил молчавшего Жданова в том, что того якобы ничего не волнует. Он жаловался о генеральном секретаре ЦК Польской рабочей партии Владиславе Гомулке, что тот всё время смотрит прямо в глаза и записывает каждое его слово. В 1951 году он сказал в присутствии Микояна и Хрущёва, что никому не доверяет, даже самому себе.
.

.

Массовые репрессии были одним из самых ярких публичных проявлений того, что Сталин постоянно ощущал себя кем-то преследуемым.
Процессы 30-х годов служили не только политическим символом логической обоснованности Большой Чистки, но в то же время были психологическим символом попытки логически оправдать параноидальную тенденцию самого Сталина».
См. также: Дело Промпартии, Шахтинское дело, Дело Трудовой крестьянской партии, Кремлёвское дело, Первый Московский процесс, Второй Московский процесс и Третий Московский процесс
По оценкам Такера, мир Большой Чистки и связанных с ней процессов, заполненный множеством замаскированных врагов Сталина, был образным миром самого Сталина. НКВД и Вышинский подтверждали реальность этого мира и заставлял его проявляться ещё более убедительно, используя аресты, вынуждая несчастных сознаваться, что они были замаскированными врагами. Картину утверждали показательные процессы, в которых бывшие оппозиционеры публично объявляли себя виновными в измене.
.

.

"Ленин умирает и зовет к себе Сталина.
- Я очень волнуюсь, - говорит Ленин, - пойдут ли за вами люди?
Как вы думаете, товарищ Сталин?
- Пойдут, - отвечает Сталин, - точно пойдут.
- Я надеюсь, - говорит Ленин. - Но что, если они не пойдут за вами?
- Ну тогда, - говорит Сталин, - тогда они пойдут за вами"
.
.
Сталин был мстителен. В отличие от Ленина, которому, как говорят, чувство личной мести было чуждо и он неплохо уживался с носителями враждебных идей, предварительно разгромив их и перетянув на свою сторону; Сталин мстил конкретным людям, имевшим несчастный случай, так или иначе задеть его уязвленное самолюбие.
Причем, это были не только политики, мешавшие его продвижению к вершинам абсолютной власти.
Но и те, кто обладал какими-то нужными качествами, которых у Сталина либо отсутствовали, либо были слабо выражены. Люди, затемнявшие его в чем-то. Просто сказавшие что-то нелестное в его адрес. Бог весть когда, обидевшие, задевшие, уязвившие.
Не имело значение ни место, ни время. Сталин умел ждать.
– Я постепеновец, – говорил он.
.
.
Соответственно, мы можем рассматривать процессы как приводной механизм, передающий вовне работу чего-то похожего на параноидальную маниакальную систему, составляющими которой являются центральная тема (великий заговор) и злобная псевдообщность («Блок правых и троцкистов»). В этом отношении стенограмма процесса является документом из истории человеческой психопатологии.
.
.
"Однажды Сталин вызвал к себе Ягоду и поинтересовался:
что пишет Горький.
- Ничего, - ответил тот. - Он прикован к постели.
- Грубо, - сказал Сталин и добавил: - Раскуйте!"
.
.
Психоаналитик Джордж Морейтис описывает внутренний мир Сталина как «регрессивные восприятия примитивного индивида, потерявшего связь с интеллектуальным и эмоциональным чувством реальности обыкновенного человека
.
.
"К 100-летию со дня смерти Пушкина собрались поставить ему
памятник. Как положено, отнесли проект Сталину.
Скульптор (Ск) : Проект - Стоит Пушкин, читает томик Сталина
Сталин (Ст): Эта верна палытычески, но не верна истарически
Ск: Ok, Проект - Стоит Сталин, читает томик Пушкина
Ст: Эта верна истарически, но не верна палытычески
Ск: Ok, Проект - Стоит Сталин, читает томик Сталина
Ст: Эта верна и истарически и палытычески, будем ставить"
.
Прим: отрывки текстов взяты отсюда:
D0%B8%D0%BD/6

?

Log in