?

Log in

No account? Create an account
БОСФОР 4
дверц
umorin

Однако, мы говорили о мостах.
...Задирая голову, медля ход, катер в Босфоре подкрался и глядит на мост, а темя его светлеет от солнца. Катер напоминает мужчину, глядящего в окна пятнадцатого этажа Киз Каласы, Девичьей башни своей любовницы.
- Выглянет ли? Спит? Пьяна с другим?
...Руки сжимают кривой нож. Сейчас, с визгом, кинется на стену, взберётся, убьёт...
Но - Я же катер, катер! - опоминается, и проезжает мост, не оглядываясь.
Одинокий катер экскурсии пластает голубую волну. Дельфины выглядывают из воды, как подводный патруль. Седой красавец-гид милостиво указывает нам на
дельфинов: look there! Над палубой реют восторженные вопли.
Просвещённое семейство турок из провинции наводит свои телефоны, европейская пара счастливо кричит: Dol-phi-nsss..!, американец из Калифорнии, совершающий кругосветное путешествие и американец из Нью-Йорка с экшкамерой, согласованно подходят к борту, и манифестируют братьям по разуму нечто ритмизованно-содержательное, которому, видимо, их всех в их Америке учат на случай, вот как сейчас, пока простая немецкая девушка, выпившая слишком много, но еще разумевшая слов, пытается отстегнуть окно на первом этаже кормы, но просоленную молнию окна заело, и вот она уже бьётся у плёнки, как пленённая румынка в первую ночь в гареме.
Все с восторгом вперяются в воду.
Один я - лежу. Будь у меня трубка, я бы курил трубку специально, чтобы сплёвывать в воды залива. Презрительно, чтобы все заметили и чтобы знали, - с кем.... Да беда,
- трубки не было. А было
- что в устье моего Донузлава однажды, точно такая же серая рыбища шла меня мимо метрах на двух от поверхности, и на ходу удивлённо поворачивала башку, будто спрашивала:
- Ты что тут делаешь, чучело? Кто ты?
А я, я... - я, в восторге от её соседства, забывшись, что под водой, говорил ей, серой рыбине, рассказывал о
себе, разводил руками, дудя в трубку, пускал пузыри, мычал.
Дельфин промчался быстрее поезда, я же, выдохнув воздух в слова, до-олго потом шёл эти три метра к ломкому зеркалу поверхности над головой, мыча уже от усилия, и, едва вынырнул, солнце сердито щёлкнуло меня пальцем по темени, крикнув:
- Олух!
И ведь правда что!
То есть, по всему выходило, сейчас лучше лежать и не показываться дельфинам: вдруг, вынырнет тот же самый, из Донузлава, узнает, да пристыдит. Земля-то кругла.
.

DSC_007
.
.

Read more...Collapse )