Category: животные

дверц

лид

"Ты, бездельник"


Ты,
бездельник,
случайных стихов
полусонный ловец, неумеха,
на железный засов позабывший от смеха
запирать осторожную дверь, ожидание счастья
сделав главным...
                         - Что скажешь теперь,
                                                        ставши частью
этих сумраков, степи, небес,
и крупичатой ноши
                            облаков?
                                Заглянувшей в подъезд стайки кошек.
Пролепечешь
оттуда, где слов дымный порох
вряд ли громче младенческих снов и печальных укоров


А.Уморин


+++

=============================================
ВСЕ теги страницы
==============================================
дверц

БОСФОР 4

Однако, мы говорили о мостах.
...Задирая голову, медля ход, катер в Босфоре подкрался и глядит на мост, а темя его светлеет от солнца. Катер напоминает мужчину, глядящего в окна пятнадцатого этажа Киз Каласы, Девичьей башни своей любовницы.
- Выглянет ли? Спит? Пьяна с другим?
...Руки сжимают кривой нож. Сейчас, с визгом, кинется на стену, взберётся, убьёт...
Но - Я же катер, катер! - опоминается, и проезжает мост, не оглядываясь.
Одинокий катер экскурсии пластает голубую волну. Дельфины выглядывают из воды, как подводный патруль. Седой красавец-гид милостиво указывает нам на
дельфинов: look there! Над палубой реют восторженные вопли.
Просвещённое семейство турок из провинции наводит свои телефоны, европейская пара счастливо кричит: Dol-phi-nsss..!, американец из Калифорнии, совершающий кругосветное путешествие и американец из Нью-Йорка с экшкамерой, согласованно подходят к борту, и манифестируют братьям по разуму нечто ритмизованно-содержательное, которому, видимо, их всех в их Америке учат на случай, вот как сейчас, пока простая немецкая девушка, выпившая слишком много, но еще разумевшая слов, пытается отстегнуть окно на первом этаже кормы, но просоленную молнию окна заело, и вот она уже бьётся у плёнки, как пленённая румынка в первую ночь в гареме.
Все с восторгом вперяются в воду.
Один я - лежу. Будь у меня трубка, я бы курил трубку специально, чтобы сплёвывать в воды залива. Презрительно, чтобы все заметили и чтобы знали, - с кем.... Да беда,
- трубки не было. А было
- что в устье моего Донузлава однажды, точно такая же серая рыбища шла меня мимо метрах на двух от поверхности, и на ходу удивлённо поворачивала башку, будто спрашивала:
- Ты что тут делаешь, чучело? Кто ты?
А я, я... - я, в восторге от её соседства, забывшись, что под водой, говорил ей, серой рыбине, рассказывал о
себе, разводил руками, дудя в трубку, пускал пузыри, мычал.
Дельфин промчался быстрее поезда, я же, выдохнув воздух в слова, до-олго потом шёл эти три метра к ломкому зеркалу поверхности над головой, мыча уже от усилия, и, едва вынырнул, солнце сердито щёлкнуло меня пальцем по темени, крикнув:
- Олух!
И ведь правда что!
То есть, по всему выходило, сейчас лучше лежать и не показываться дельфинам: вдруг, вынырнет тот же самый, из Донузлава, узнает, да пристыдит. Земля-то кругла.
.

DSC_007
.
.

Collapse )

дверц

Дерево, населённое птицами

Ярким утром июня, когда чистый воздух уже и прогрет, Ангелина идёт по желтой от пыли дороге. Облитая горячим солнцем её фигура колонной наклонена вперёд, оттого движение кажется более неукоснительно. Платок Ангелины неяркий, против уха, будто наклеена, сидит и молчит пчела.
Мир прозрачен и пуст до горизонта, на синем небе солнце одно. Щегол, невидимо повиснув в неведомой высоте, долгой-долгой соломинкой льёт свист. Звук набирается слоями, как желе, изредка проклюнутый криком суслика. Степь одета теплом и светом, лишь снизу его высунута кружевная оторочка звуков. В ближнюю, слева от Ангелины щетину овса ударяет туп-туп-туп... её шагов, весьма решительных и спорых, справа же от неё бескрайнее поле, где шаги глохнут, и одинокое дерево, распространив по всем сторонам свои тёмнозелёные листья, стоит покойно, некогда, прежде, доверив пальцы и листья погодам, да на том и покончив дело. Будто бы вышло замуж. Оттого птицы, облюбовавшие в нём места для гнёзд, поют стройно и слаженно, а бесконечное небо растворяет их кисловатый звук, как синий сахар, густея, становясь синей. Небо и земля летней степи подле дерева уже очевидно сведены единым замыслом, и лишь движение Ангелины одиноко. Ничего, кроме стука своих шагов не понимая, не слыша, и мелькания подола не видя, раскрасневшаяся под тугим платком, она идет и идет, клонясь вперёд, словно, за темя влекомая мыслью, с утра обуревающей её.
Меж тем, поле, где пролегла дорога, постепенно меняется, забирая вверх. Луговые цветы с их яркими головками отстают, травы становится жеще, а заячьи следы, пятнавшие парными ежевичками дорожную пыль, исчезают: подымаясь на холм, путь подходит к селу.
Collapse )
дверц

котоБог

Неся кота в руке, не забывай:
се Бог, хотя, воруя колбасу,
покажется иным. Не тронь за край
кота, который хвост. Бродя в лесу
озлобленности, голода, тоски,
неси кота, как знамя, - как живот,
отрощенный и свой. Неся, реки:
се - Бог. И точка, да.

Вот этот кот.

DSC00002

дверц

Бырокот (словарь пополняется)

А-акот -
кот, ухитряющийся сбросить со стола тарелку с борщом (вазу с цветами, украсть ботинок, облить чернилами свитр, угнать авто, и пр...) без свидетелей. Если быть юридически-точным, это "Вероятнее всего кот". Потому что - ну, кому б еще??
Акот -
кот-упрямец, четырнадцатый раз прыгающий на стол (Марфа. Так на столе и спит.) Еще
жидкий "анти-кот" во флаконе с распылителем.
Абкот -
мифический способ казни у монгол. (Дикой силы кот в доспехах, об которого били врага, завёрнутого в ковёр. На деле кот никогда не давался об себя бить. Как никак, батыр!)
Аббакот -
толстяк, крашеный в розовый цвет, с сиреневым большим бантом на электронном ошейнике. Ошейник без конца крутит "Dancing Queen". То же
- кот католического монаха. Обязателен целибат. 
Абакот -
котобухгалтер, седой, бритый, в нарукавниках на ногах.
Абыкот -
надежда на кошку. (простонародн. в значении "маловероятно")
Авкот -
котопёс, охранник дома (лай необязателен). По свидетельству Лобсанга Рампы, "авк." охраняют драгоценных пожертвований в храмах Лхассы.)
Авокот -
к., изредка вырастающий на деревьях, рядом с плодом авокадо.
Адкот -
нападащий на домашних котят котобес с тремя основными качествами: кривоносится, криклив и крушит.
Азкот -
древнее признание (секретн. старорусск.) (я - кот).
Азкошка -
(тюркск.) уважительный, порой восхищённый отзыв знатока о сексуальной женщине.
Аикот -
кот, напившись шампанского из горсти поэта Божией милостью Александра Сергеевича (не Блока).
Айкот! -
(женск. восклиц.) кто-то лезет под платье.
Аккот -
белый кот, по тюркским преданиям нашедший чёрный камень Каабы. То же
- кот, мастер мечевого боя (аккинак).
Алкот -
кот, которого армия Будённого несла вместо знамени в конном строю, занимая города. То же
- старая драная кошка-певица (самец, возможно, имеет второе имя: Киркот).
То же (алкот)
- лизатель валерьянки.
Аликот? -
(старч) вопрос вполоборота из кресла напротив телевизора - на стук в залипшую по зиме дверь. То же (раздельно)
- имя кота у фанов великого американского боксёра-тяжеловеса.
Алекот -
следующее земное воплощение гл.героя поэмы Пушкина "Цыганы"
Амикошон -
толстый кошак с отвратительными манерами.
Collapse )
дверц

Капшур


ЖЖ давно превратился в огромную кухонную плиту с дьявольскими поварами. Что они варят?
- Душу. И отвсюду скворчит, румянится, жарится... И зелень. 
Запечено и присыпано.
...Облито и готовится. Бланшировано, перемолото, и главное, никого не надо отгонять. Всем хватит. Ещё и останется. Еще и соседке, соседкиной маме, и бабе Тоне, с маленьким Рудиком, что живут во-он на том краю, за тем высоким домом, на котором антенна, на которой бельё - ты видишь-нет, капшур?
Не видишь, растяпа, да вон там, вон, где крыша железная, только чуть-чуть отошла, и когда ветер - там хлопает, хлопает... Всё хлопает, хлопает, а починить некому, некому, тёть Нина одна.
- Да вон там же, смотри  птицы висят в красном небе, их видно насыпали в красное и прозрачно-нагретое, ложечкой размешали, оно вечереет, темнеет, небо, налили в папин стакан, серебряный подстаканник с выпуклой птицей - ты помнишь, брал, трогал, нельзя - и вот уже мама с работы пришла.
...Открой, что, не слышишь, стучат!...
Да нет, ты не слышишь, просто забыл. Ты забыл, ойё, бедняк-капшур, а мама нажарила кашкалдаков, и ты ел их над кубиками, деревянными с наклеенными на боках буквами и коровой. Ещё собакой. Ещё была белка и буква, которую ты давно знал, потому что она всего вторая, а третья толстая, попой буква, и там эта птица, забыл, чёрная умная, а бабушка называла тебя капшуром, потому что так звали кота, ростом, на задних, в тебя, которому ты не давал кашкалдаков, а ел, ел сам крохотных птичек с малюсенькими но тяжёлыми дробинками в груди. Выстрел, был выстрел настоящий!
Ты находил эти дробинки, капшур, ты догадывался об их месте даже не видя, и ел-ел это пахучее, жёсткое, самое вкусное на свете мясо. Что там его было, капшур, мяса того?
Не только Капшуру, тебе одному было на раз и попробовать, и еще, и еще каждую дробинку чуть-чуть зубами куснуть. Мягкие и зуб скользит, оставляя зазубринку. Блестящий след. Свинец.
И ты набрал их порядочно, куда больше, чем было птичек, и Капшур получил одну - ну не всю, жадина, всю ты коту не отдал. Жадина. жадина, жадина. Говядина-жадина.
...С-сука! Его давно нет, Капшура.
И кашкалдаков никогда более не было.
...Потом будут еще грузила, на которых надо зажимать зубами блестящую засечку на зелёной леске.
Потом будут ножи, ночи, костры, отражающиеся в воде. Потом будут другие...
Вовсе не разгрызть.
Потом...
Забыл.
Но - пахнет. Пахнет так...



Умрн
дверц

Чёрное море впадает в...






Потеплело было.
Сейчас-то опять ветер, тучи и под балконом лежит, вытянув тощие пальцы, убитая пёстрая птица (клюв длинный), а тогда потеплело.
И море, было, сняло рубашку, заголяя обширное своё тело.

6 фото и текст под катом.
Collapse )
дверц

Про котов и зверей 3

нынче Бош встретил нас у ворот, но - снаружи! Только сошли у маяка, и, осыпанные снежной крупой, сквозь ветер, прорвались к калитке санатория, как набежал кот. Орёт, вертится, но не мешает идти и живот кругл - должно быть поймал кого-нибудь, или в мусорку залез. Однако же, район санатория - это самая последняя остановка в Заозёрном, евпаторийском пригороде, на которой всего один жилой дом, семейное общежитие и достатком местная помойка зимой не блещет. Обильный на отбросы курж давно схлынул, и теперь только светло-коричневая молоденькая сука, мать троих худых щенят, недоверчивая, как бес, потому и увернувшаяся от Веры-агронома, регулярно копает зелёные баки: ей сейчас всё, кроме вериных колбасок, впрок. А вот коту... Но этому коту достало всего недели, что уметь понять, что за запретными прежде воротами есть магазин и урны, куда ходить можно и лазать должно. Голод не тётка... Но сейчас в хрустящей полиэтиленовой сумке, на самом её дне, под кипятильником, новой спиралью для электроплитки, пропиткой для обуви, туалетной бумагой, хлебом...  - да многим и многим еще, - в двух замороженных и колючих (от перемолотых клювов и костей) брусках лежали полтора килограмма куриного фарша для животных. 7 гривен кило - кто понимает, - прелесть! Это вам не 200граммовые кильки в томате за 3.50 котам потрошить, это свежее и, как ни крути, мясное - зимующему хищнику почти благодать! Но - как же её достать? Collapse )